«Аннигиляция». Разбор фильма. Разрушение — символ вечного обновления

Оставить комментарий
Что посмотреть

Дала я вам недельную фору, чтобы посмотреть «Аннигиляцию». Теперь могу со спойлерами рассказать свое понимание концовки фильма, для которой априори нет правильного ответа. Конечно, если вашим мозгом полностью овладела тема «что же показали в «Аннигиляции», то вы уже наверняка изучили интернет в поиске ответов. А там либо все одинаково, либо пересказ сюжета. И только единицы делятся действительно своими мыслями. Но в одном никто не прогадал: «Аннигиляция» о саморазрушении — любимом занятии человека. Только почему оно есть в каждом и что собой несет?

"Аннигиляция"

Итак, немного вводного. Саморазрушение — склонность человека намеренно или по незнанию изменять/уничтожать себя. Проблема в том, что это не только какое-то психологическое явление, которое наблюдается, как правило, в общении или отношениях (брак Лины и Кейна). Тяга к саморазрушению есть на биологическом уровне (в рецензии я говорила про предел Хейфлика, который также упоминает Лина) и в глобальном смысле — изменение климата на нашей планете вызвано поведением человечества в целом. Итого, мы уже насчитали три уровня саморазрушения. И это не считая болезней (рак три раза упоминается в фильме) и мутаций, которыми кишит зона «Мерцания».

В «Аннигиляции» смысл саморазрушения приобретает более философское значение. У Лины разрушение как минимум в трех направлениях: биологическое (понятно — есть у всех), мутационное («Мерцание» преломляет любое ДНК, попавшее внутрь) и психологическое — самое важное для нее, потому что она любит своего Кейна, но сама же разрушила их идеальный брак, из-за чего чувствует угрызения совести. Так как в жизни все циклично, это должно дойти до максимальной точки, чтобы начался новый отсчет. То есть разрушение — есть символ вечного обновления — бессмертия. Как феникс. Или как продолжение рода в детях и внуках.

Даже сам термин «аннигиляция» только в первом предложении википедии означает уничтожение, а на самом деле он о взаимопревращениях. И татуировка Уробороса (змей, кусающий себя за собственный хвост), появляющаяся как «подарок» от аномальной территории у трех героев, означает вечность — циклическое повторение жизни и смерти, постоянное перерождение.

"Аннигиляция"

«Аннигиляция». Лина и Кейн. Настоящие

Эти рассуждения помогают разъяснить спорный финал, который, повторюсь, не может быть правильным или нет. В конце фильма мы видим сцену между двойником Кейна и Линой, вернувшейся из «Мерцания». Этот Кейн является производным «Мерцания» — всего-то достоверной копией, которая, впрочем, знает о том, что она копия. Но он сам первый обнял Лину. Такой жест наводит на мысль, что копия, по логике биологических законов, содержит все-таки в себе «родителя» (а уж он-то помнит, что любит Лину). Это вполне может быть, учитывая, какие чудеса с ДНК вытворяет «Мерцание». С Линой обратная ситуация. Она, несмотря на молчание в ответ на вопрос «А ты Лина?», все же настоящая. Но только внутренне уже не та — физически и психологически. Никакой возможной подмены на ее двойника я не рассматриваю. Это было бы глуповато. Лина вернулась в своем сознании, но приобрела часть ДНК из «Мерцания». В таком случае она стала кем-то вроде носителя. Поэтому у обоих светятся глаза — и в Лине, и в Кейне сохранилось «Мерцание», но в разной степени.

Все ради чего? Чтобы увидеть обновление и перерождение. Кого? Ответ тоже неоднозначный. Это было либо перерождение Лины и Кейна — их брака, либо перерождение «Мерцания» в них. В первом случае это мелодрама, во втором — что-то похожее на «Чужого». И здесь я, как и режиссер, оставлю открытый финал для очередных раздумий.