«Смерь Сталина». Голодные игры по-советски

Оставить комментарий
Рецензии
"Смерть Сталина"

Белорусским кинотеатрам в какой-то степени повезло — фильм «Смерть Сталина» добрался до наших залов, в отличие от страны-соседки (где у него отозвали прокатное удостоверение, т. к. посчитали кино оскорбительным). Со вчерашнего дня лента демонстрируется в кинотеатрах сети Silver Screen, а публика — ну просто золото (это вам не «оттенки»). Давайте разбираться, что же там показывают такого скандального.

Конечно, если бы это была очередная «Матильда», снятая русскими, то пошумели бы, пиара напустили и разошлись. Но картина «Смерть Сталина» мало того, что пришла из-за рубежа (снята шотландцем Армандо Ианнуччи), так еще и основана на французском комиксе  «La Mort de Staline. Une histoire vraie… soviétique» («Смерть Сталина. История истинно… советская»). Ситуация уже спорная для ретроградов на постсоветском пространстве и совсем опасная, когда заглядываешь в жанр ленты, а там… комедия, товарищи!

Графический роман «Смерть Сталина» Фабьена Нури и Тьерри Робина

Страница из графического романа «Смерть Сталина» Фабьена Нури (придумал комикс) и Тьерри Робина (нарисовал его)

Со словами «Сталин», «смерть» и «комедия» можно было бы играть в «найти третье лишнее». Но режиссер Армандо Ианнуччи успешно зарекомендовал себя в политической сатире («Гуща событий», «В петле», «Вице-президент»), поэтому сумел сделать из этого набора одно целое. Правда комедия  слишком простодушное и не совсем верное определение. «Смерть Сталина» разворачивает нарастающий дикий фарс, когда партийные деятели соревнуются в своих шутках «хозяину»; или когда трагически известные сталинские расстрелы ведутся каждую свободную минуту; и когда советский вождь умирает в луже мочи. Именно после этого момента начинается главный аттракцион: как приближенные Сталина делят власть. Вы же понимаете, что выглядит это хоть и действительно смешно местами, но скорее жалко.

«Смерть Сталина»  ни разу не исторический фильм. Это надо понимать. Я даже не утруждалась в поиске правды и лжи, потому что здесь образ лидера и его «подданных» играет роль мощного архетипа, который просто удобно использовать для различных остро-политических интерпретаций. Рискованно? Да. Зато доходчиво, красноречиво и грустно.

Sharing is caring!